ЗАДАТЬ ВОПРОС ЗАКАЗАТЬ ПЕРЕВОД

Интервью с переводчицей ООН Линн Виссон

28 Сен 2016

Для тех из Вас, кто не знает, в пятницу 30 сентября состоится ежегодное празднование нашего профессионального праздника, дня переводчика! В преддверии праздника мы решили познакомить Вас с успешной и выдающейся переводчицей Линн Виссон и опубликовать выдержки из ее интервью.

Линн Виссон (Lynn Visson), жительница Нью-Йорка, имеющая русские корни, всю свою жизнь связана с языками в качестве преподавателя, писателя и переводчика. Мы выбрали наиболее интересные ответы на вопросы о жизни и переводческом опыте, которые ей задавал Тони Беквит (Tony Beckwith) в интервью ATA Chronicle (журнала американской ассоциации переводчиков).

Тони Беквит: Ваша профессиональная деятельность была достаточно длительной и очень насыщенной, поэтому давайте обратимся к истокам. Вы ведь росли в русскоязычной среде? На вас оказывало влияние присутствие дома русской культуры, традиций и национальной кухни? 

Линн Виссон: Дома с родителями мы разговаривали по-русски, так же они общались и между собой. Русская культура оказала серьезное влияние на мое детство: я выросла на русских книжках для детей. Мама нечасто готовила русские блюда, но когда родители и их друзья принимали гостей, угощения были на основе русской кухни.

ТБ: Где и когда Вы выучили французский?

ЛВ: Мои родители прожили во Франции около 25 лет, попав в Париж вместе с их родителями, спасавшимися там от революции, так что по-французски они говорили прекрасно. У них было множество друзей-французов. Уже живя в Нью-Йорке, папа работал во Французской художественной галерее, а мама - в отделе культуры во французском посольстве. Они обучили меня французскому довольно рано, а позже я изучала его в школе и колледже.

ТБ: Будучи студенткой, вы добровольно трудились устным переводчиком во время визитов советских туристов и научных работников. Все это происходило в период холодной войны. Расскажите, пожалуйста, как все было, и помог ли вам этот опыт в дальнейшей карьере?

ЛВ: Это был мой первый «живой» контакт с Советами, ведь во времена холодной войны такие контакты были редкостью. Советский Союз стал реальностью, а не просто абстрактным понятием, известным нам по газетным статьям. Эта страна предстала предо мной как место, с которым я связана – та Россия, о которой мне рассказывали родители, и где прошло их детство.

ТБ: Когда вы говорите, что устный переводчик должен обладать чувством стиля и пониманием социального контекста, какими принципами и нормами он должен руководствоваться на ваш взгляд?

ЛВ: При переводе официальных выступлений важно использовать литературно-формальный регистр языка перевода. Он отличается от языкового регистра, используемого при обсуждении в группах, когда речь может принимать вполне разговорный характер.

ТБ: Вы переводили для Бориса Ельцина во время его визита в Нью-Йорк в 1989 году. Каково вам было работать с ним? Действительно ли он был таким свободным в общении, как об этом писали?

ЛВ: Он действительно был личностью, очень дружелюбным и интересующимся всем, что попадало в поле его зрения. И да, действительно, очень свободным в общении. В данный момент я пишу книгу о людях, для которых мне доводилось переводить за последние 40 лет, и, конечно же, там будет глава о нем! 

ТБ: В беседе об англо-русском устном переводе вы сказали, что с точки зрения стиля и регистра между русским и английским языками не существует точного соответствия, и особенно это касается русского языка постперестроечного времени. Что вы под этим имели в виду?

ЛВ: Русскому языку постперестроечного времени свойственно гораздо большее смешение стилей. Официальный и неформальный язык, литературные выражения и сленг – все смешалось в словесный винегрет. В доперестроечном русском разграничение стилистических уровней литературного и разговорного языка было гораздо более четким.

ТБ: Был ли какой-то период в вашей карьере, который вы вспоминаете с особым чувством?

ЛВ: Во время работы в ООН, на протяжении почти шести лет с 1993 по1998 год, я была личным переводчиком специального представителя Генерального секретаря Грузии, как раз, когда ООН вела переговоры по мирному урегулированию грузино-абхазского конфликта. Приходилось совершать длительные поездки в Грузию, Абхазию и другие места, где проходили четырёхсторонние переговоры (с участием ООН, Российской Федерации, Грузии и Абхазии). Было очень интересно узнавать новое о самом процессе переговоров.

Кроме того, я несколько лет была координатором Программы подготовки переводчиков ООН, и это было таким наслаждением вернуться к преподаванию и получить возможность общения с молодыми переводчиками в самом начале их карьеры. 

ТБ: Возвращаясь к тому времени 45 лет назад, когда вы переводили для советских туристов и научных работников, и сравнивая свои знания тех времен с сегодняшними, какой совет вы хотели бы дать нынешним начинающим переводчикам?

ЛВ: Всегда следите за событиями, освещаемыми в прессе и по ТВ, а также слушайте радио на всех известных вам языках. Язык просто безграничен: каждую минуту в него добавляются новые слова, выражения и идиомы. Наша палочка-выручалочка – это Интернет с его обилием всевозможной информации. Пользуйтесь им и старайтесь больше проводить время в нужной языковой среде.

 

Подводя итог, хотим отметить, что каждого устного переводчика мучают кошмары о моменте паники перед микрофоном - независимо от того, новичок это или матерый профессионал.

Полная версия интервью находится по адресу: http://www.atanet.org/chronicle-online/none/an-interview-with-lynn-visson-retired-united-nations-interpreter/