ЗАДАТЬ ВОПРОС ЗАКАЗАТЬ ПЕРЕВОД

Lost in Translation: Толик, Кузька, его мать и другие

25 Мар 2015

Не секрет, что каждой профессии или роду занятий присуща своя собственная, уникальная субкультура, слагаемая из жаргона, специфического юмора, легенд и мифов.

Например, в фольклоре любителей пещер бытует мистическая легенда о Белом Спелеологе, сочные байки скалолазов основательно «приправлены» легендой о Черном Альпинисте (https://ru.wikipedia.org/wiki/Чёрный_альпинист). Водолазы развлекают наивную, но трепетно внемлющую публику страшными историями о Черном Дайвере. Все эти персонажи славятся тем, что появляются в повествовании словно ниоткуда и уходят в никуда….

Пожалуй, переводчики тоже имеют право на своих «цеховых» фольклорных героев, то и дело загадочно возникающих в продуктах их труда. Как тут не вспомнить таинственную родительницу Кузьмы, которую Н.С. Хрущев столь страстно обещал явить миру устами незадачливого переводчика.

А недавно в переводе готовящегося нами к изданию романа обнаружился еще один курьез в лучших традициях профессионального фольклора. Судите сами:

Оригинал

«Страна готовилась встретить День милиции. Пожалуй, это событие немного скрашивало то невеселое хмурое ноябрьское утро, в которое просыпались советские граждане, осознавая необходимость идти на работу. Позади остался праздник Великой Октябрьской социалистической революции с зажигательными маршами, уличными демонстрациями и дружескими застольями, а предстоящие рабочие будни не вызывали трудового энтузиазма, особенно в эту серую непогодь за окном. Но сегодня было исключение. В День милиции все предвкушали приятный вечер перед телевизором в семейном кругу, и это добавляло толику хорошего настроения. Так сложилось, что в этот день весь цвет советской эстрады демонстрировал с телевизионного экрана все лучшее, чего достиг за прошедший год. И даже независимая и своенравная Алла Пугачева на ежегодных концертах в честь Дня милиции становилась добрее и радовала зрителей какой-нибудь новой песней, которой вскоре суждено было стать новым хитом эстрады на несколько лет вперед».

Имеющийся перевод

“The country was preparing for the Day of the Militia. This event slightly coloured the grey sombre November morning when Soviet people woke up aware of the need to go to work. The Great October Socialist Revolution festivities were over, with stirring marches, street demonstrations and friendly feasts, and the working routine did not enthuse, especially under the stress of such dull weather outside. But today was an exception. On the Day of the Militia, everybody looked forward to a pleasant family evening in front of TV, and this put Tolik in a good mood. Typically, on this day the stars of the Soviet stage performed the very best that they have achieved in the past year. And even the independent Alla Pugacheva became warmer at annual performances on the Day of the Militia and cheered the audience with a new song that was soon bound to be another hit for years ahead”.

Альтернативный перевод

The nation anticipated the professional Militia Day and the upcoming celebration slightly brightened up that somber November morning for the Soviet people waking up to another working day. The great October Revolution holiday was over with its energizing marches, street parades and parties abundant with food and drinks. A string of dull weekdays lying ahead failed to evoke labor enthusiasm, especially with that grey drizzle behind the window.  Still, the Militia Day stood out. On that day everybody was looking forward to a pleasant family evening in front of TV cheered up by the hope of the evening entertainment. Traditionally, the top performers in the Soviet show business would bring their best gigs in the annual TV concert honoring the Militia Day.  Even the headstrong and independent   Alla Pugacheva would melt and delight the public with some new song bound to turn into another hit for years to come”.

По какой-то причине первый переводчик книги проигнорировал старорусизм и тем самым «материализовал» в повествовании таинственного Толика, так и оставшегося нераскрытым читателю на протяжении всей книги. Второй переводчик оказался достаточно бдительным, чтобы среагировать на фразеологический нюанс в предложении. Будучи до известной степени соавтором книги, литературному переводчику следует крайне бережно передавать тонкий и сложный узор из слов и смыслов оригинала. Заметим попутно, что по авторитетному мнению составителя «Словаря ошибок русского языка», правильное ударение в этом слове – на втором слоге: толика.  

Кстати, эффект возникновения из ниоткуда новых персонажей и предметов удачно обыгран в переводах остроумного рассказа Эрика Фрэнка Рассела «Абракадабра» (1955) (резюме: http://archivsf.narod.ru/1905/eric_frank_russell/story_09.htm), где силою слова и бюрократии абстрактный пункт инвентаризационной описи обрел весьма неожиданное воплощение. Приятного чтения и удивительных открытий!