ЗАДАТЬ ВОПРОС ЗАКАЗАТЬ ПЕРЕВОД

Тендеры, тотализаторы и "темные лошадки"

23 Апр 2015

Фундаментальным принципом рыночных отношений является свобода. Например, свобода их участников от внешнего вмешательства и регуляции. Свобода продавцов и покупателей сознательно делать свой выбор, заботясь о своей выгоде. Свобода выстраивать по своему усмотрению свою рыночную политику, потому что рынок стремится к получению максимальной прибыли в минимальные сроки при минимальных затратах. Отсюда надежда, что балансируя спросом и предложением, движимый конкуренцией рынок будет всегда саморегулироваться и развиваться – на благо его участников. Чудо-механизм, обращающий частные эгоистические интересы в общественное благо.

Но до некоторой степени это всё иллюзия. На самом деле чистый идеал рыночной деятельности – взять бесплатно все и сразу. Рыночные отношения свободны от морали, ведь их участников в хрустально чистом, ничем не замутненном виде интересует только прибыль. С этой точки зрения на пути к ней все средства хороши, и честность здесь – не помощник. Насколько по-рыночному свободно и творчески подходят к этому игроки рынка переводческих услуг выявила контрольная закупка, недавно проведенная нами.

Ее навеял неподдельный интерес к наблюдаемым удивительным итогам тендеров на услуги перевода. Этот интерес сродни попыткам отдельных энтузиастов выстроить универсальную модель для верного выигрыша в рулетку и на тотализаторе: в чем секрет успеха игроков рынка, их гениальная стратегия выигрыша, какими сакральными знаниями они владеют, что выигрывают тендеры фактически за бесценок?

В опросе участвовало пять переводческих компаний разной степени «именитости»: от лингвистических «брендов» до сомнительных контор, взывающих к сравнению с небезызвестной заготовительной конторой «Рога и копыта». Эти компании стали победителями недавних тендеров, организованных солидными заказчиками из нефтегазовой отрасли. Известно, что эти игроки предложили покупателям цены на свои услуги – на уровне 250-350 р. за стандартную станицу в языковой паре «английский – русский». Но отвечают ли такие расценки реальной стоимости переводов? Мы решили спросить у самих «везунчиков».

Этим пяти компаниям от имени консалтинговой фирмы, работающей в нефтегазовой отрасли, были предложены тексты научного характера в качестве заказа на перевод в обоих языковых направлениях. Попутно ценовая политика компаний оценивалась по таким параметрам, как возможность редактирования и корректуры носителем языка, привлечение к переводу технических экспертов, стоимость верстки, использование переводческого инструментария, наценка за срочность и многие другие. 

Результаты контрольной закупки повергли в элегическую задумчивость. Прозрачностью и логичностью ценообразования, а также честным отношением к потенциальным заказчикам здесь и не пахнет. Вопреки заявленным на тендерах и вебсайтах ценам, компании-победители демонстрировали стойкое желание работать с нами и дальше лишь по цене вдвое, а то и вчетверо большей (от 460 до 1300 руб. за стр.). Причем наибольшая цена исходила от малоизвестной фирмы с завораживающе абстрактным названием, чей работник у телефона был крайне отзывчив на узкоспецифические запросы клиента, но досадно путался в реалиях переводческого бизнеса.

Предложенные нам цены вполне понятны: сама стоимость работы хорошего технического специалиста, ценящего свой труд и квалификацию, не может быть мизерной. Однако, о каком качестве для уважаемых заказчиков из нефтегазовой отрасли может идти речь при столь «бросовых» ценах, заявленных на тендерах? Рассчитывали ли победители использовать машинный перевод либо труд «голодных студентов»? Устроил бы за заказчиков плачевный результат перевода? Или на самом деле никто из сторон и не заинтересован в добротно выполняемой работе? Почему хитрят победители тендеров?..

 Вопросы все еще остаются без ответа.