ЗАДАТЬ ВОПРОС ЗАКАЗАТЬ ПЕРЕВОД

Есть ли будущее для фриланс-перевода?

28 Мая 2018

Процесс глобализации определяет наблюдаемый в последние годы беспрецедентный рост рынка лингвистических услуг.  Многие поняли это и развернули соответствующую деятельность.  Статистика показывает, что в период с 2008 по 2015 гг. количество устных и письменных переводчиков в США практически удвоилось, и по прогнозам Статистического управления Министерства труда США к концу 2024 года спрос переводческого рынка вырастет на 29%.

В прошлом году Президент Американской ассоциации переводчиков (ATA) Дэвид Рамси в интервью телевизионному каналу CNBC сказал: «По мере расширения экономической глобализации все больше производителей осознают необходимость письменного и устного перевода для продвижения своих продуктов и услуг на рынки, что обеспечивает людям, обладающим профессиональными переводческими умениями, значительное расширение деловых возможностей». Судя по размерам переводческой отрасли, которая в 2012 году оценивалась в 33,5 млрд. долларов и предположительно вырастет до 37 млрд. долларов в этом году, спрос на переводы будет и дальше расти.

Однако такой рост, по-видимому, не приносит выгоды многим независимым переводчикам с большим стажем, особенно тем, кто не работает напрямую с множеством клиентов. Многие говорят, что им приходится снижать расценки и для сохранения доходов на прежнем уровне (с учетом инфляции) работать большее количество часов. Этот вопрос, похоже, часто поднимается в статьях, блогах и интернет - форумах. Если спрос на переводы растет, создавая новые деловые возможности для профессиональных переводчиков, то почему многим независимым переводчикам непросто найти работу, оплачиваемую по ее настоящей стоимости, т.е. как сложный и длительный процесс, требующий профессионального мастерства, уникальных и трудно приобретаемых умений?

Прежде чем перейти к обсуждению этого вопроса, необходима небольшая оговорка: по юридическим причинам антимонопольное законодательство запрещает членам ассоциаций обсуждать конкретные расценки. Поэтому в дальнейшем тексте ставки оплаты переводческих услуг как таковые обсуждаться не будут. Предметом обсуждения станут причины, по которым множество опытных переводчиков на бурно растущем рынке, наводненном дебютантами, вынуждены снижать расценки или уходить из профессии, и что можно сделать для того, чтобы устранить такое положение вещей, которые многие считают необратимым.

ПРОБЛЕМА (НЕ ОПРЕДЕЛЯЕМАЯ КОЛИЧЕСТВЕННО)

Откровенно признаюсь – как штатному переводчику с постоянной и регулярно повышаемой зарплатой мне не приходилось непосредственно сталкиваться с кризисной ситуацией, в которой сейчас находятся многие независимые переводчики, но в ней оказалось множество моих знакомых и коллег. В ней оказались мы все. Знакомые, которые говорят, что потеряли многолетних клиентов потому, что не смогли снизить расценки до уровня, отвечающего их новым требованиям.  Знакомые, которые годами занимались переводами и сейчас сомневаются, есть ли будущее у профессии внештатного переводчика.

К сожалению, в отличие от роста переводческой отрасли, множество переводчиков, озабоченных снижением своих доходов (с поправкой на инфляцию) и будущим этой профессии, не поддается численному измерению. Это нисколько не снижает реальность проблемы, по крайней мере, если судить по растущему числу сообщений на эту тему в социальных сетях, где можно найти множество замечаний, подобных следующим:

  • «Затраты растут, а ставки остаются на прежнем уровне или снижаются. Не нужно быть гением, чтобы понять, что перевод постепенно становится побочным занятием, а не основной профессией»
  • «Некоторые экономисты говорят, что переводческий рынок растет. Проблема в том, что растут объемы, а не расценки»
  • «Наша отрасль растет, но средние зарплаты снижаются. Это означает, что рынок дешевых услуг растет быстрее, чем качественных»

Еще в 2010 году, компания Common Sense Advisory, специализирующаяся на исследовании переводческих рынков и глобализации, начала обсуждение вопроса стагнации расценок, вызванной развитием технологии и глобализации и анализ возможных причин этого явления. Сейчас, почти десять лет спустя, давайте посмотрим, какие факторы создают тот кризис, с которым сегодня столкнулось множество независимых переводчиков.

ДЛИННЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ВЗАИМОСВЯЗАННЫХ ФАКТОРОВ

Причины, ведущие к стагнации расценок, обусловленной развитием технологии и глобализации, настолько тесно взаимосвязаны, что их трудно отделить друг от друга. Тем не менее, каждой из них следует отвести свое место в следующем перечне.

Глобализация, сетевые технологии и растущий спрос на переводческие услуги, естественно, привели к росту «предложения».  Иными словами, все большее количество людей начинают предлагать свои услуги в качестве переводчиков. Сегодня большинство независимых переводчиков США, Канады, Австралии и Западной Европы, как и любые иные профессионалы в условиях глобальной конкуренции, конкурируют с фактически неограниченным множеством независимых переводчиков из стран со значительно более низким прожиточным уровнем, имеющих возможность работать по существенно более низким ставкам. При этом практически неважно, являются ли такие переводчики настоящими профессионалами или конъюнктурщиками, продающими машинный перевод ничего не подозревающим клиентам. Закон рынка гласит, что там, где предложение превышает спрос, цены обычно падают.

2. Огромное количество поставщиков лингвистических услуг и модель бизнеса/конкуренции: Рост мирового спроса также обусловливает появление на рынке растущего числа поставщиков лингвистических услуг (ПЛУ). Представляется, что сегодня на рынке работают тысячи переводческих агентств при доминирующем положении крупнейших игроков. Для сохранения конкурентоспособности многие агентства вынуждены работать по низким расценкам и инвестировать в рекламу и сбыт, оставляя себе мало возможностей повышения прибыли, самой очевидной из которых является сокращение затрат (т.е. снижение ставок оплаты труда переводчиков). При этом неважно, получают ли такие агентства значительную годовую прибыль (или разбираются ли они собственно в деле перевода). На рынке имеется множество ПЛУ, бизнес-модель которых просто не предполагает учет интересов независимых переводчиков. Следует отметить, что исключительно ценовая конкуренция друг с другом, видимо, тоже не в их интересах, поскольку толкает многие ПЛУ к саморазрушительному скатыванию к все более низким ценам.

По словам Луиджи Музии (Luigi Muzii), исследователя, переводчика, специалиста по терминологии, преподавателя и предпринимателя, работающего в отрасли более 30 лет, «отрасль в целом ведет себя так, как если бы рынок был чрезвычайно ограниченным, как если бы выживание зависело от открытой войны […] средствами прямой ценовой конкуренции. Постоянное снижение цен не отвечает устойчивым долгосрочным интересам профессионального переводческого сообщества».

3. Отсутствие правового регулирования переводческой профессии: Во многих странах, в том числе, в США, профессия переводчика практически не подлежит правовому регулированию, и от тех, кто начинает ее практиковать, не требуется предварительно прохождения обязательных этапов трудовой деятельности, предполагающих какой-то минимум обучения и опыта, или подтверждение профессиональной квалификации. Несмотря на наличие стандартов ISO и сертификации, проводимой профессиональными ассоциациями разных стран мира, до тех пор, пока вхождение в профессию будет открыто любому и каждому (как и членство во множестве профессиональных ассоциаций), конкуренция останется излишне и неестественно высокой, не допускающей повышения или, что еще хуже, вызывающей снижение цен.

4. Технология и технологические «усовершенствования»: Технологические продукты - от интернета до автоматизированного и машинного перевода - не обязательно прямо ответственны за стагнацию расценок, относимую на счет развития технологии и глобализации, но нельзя отрицать наличия такой связи. Интернет обеспечивает глобальную связь и конкуренцию. Программы автоматизированного перевода настолько повысили эффективность в некоторых областях, что большинство клиентов теперь ожидают трехуровневых расценок во всех областях. Машинный перевод позволяет любителям сойти за профессионалов и стимулирует развитие пост-редактуры машинного перевода в качестве делового направления, все более популярного сегодня среди ПЛУ. Дает ли машинный перевод качественный продукт, является ли пост-редактура машинного перевода эффективной с точки зрения временных затрат, и требуют ли «частичные совпадения» меньше работы, чем новый материал – все эти вопросы к делу не относятся, по крайней мере, в сегодняшних условиях. Пока существуют технологии, повышающие эффективность перевода (или декларирующие такое повыше), конечные потребители будут ожидать отражения этих «усовершенствований» в стоимости перевода.

5. Не знающие, не подозревающие и не обеспокоенные клиенты: Тем из вас, кто читал мою статью о «непонимающих» клиентах, может показаться, что я зациклился на этой теме. Но мне представляется, что у большей части указанных выше факторов имеется один общий знаменатель: клиенты, не знающие, что не все переводы (и переводчики) созданы равными или просто не заботящиеся о качестве предоставляемой им услуги. Такие клиенты не готовы платить надбавку за высокий уровень услуги, которую они не считают услугой высокого уровня.

Достаточно взглянуть на переводческие «перлы» и их финансовые последствия для таких компаний, как HSBC, KFC, Ford, Pampers, Coca Cola, и многих других, чтобы сделать вывод о том, что многие клиенты мало что знают о переводе (или языках, на которые они желают перевести свои тексты).  Они, вероятно, не представляют, что результаты (в смысле качества) зависят от умения и опыта переводчика, методов/технологии перевода и вложенного в проект времени. И кто может их за это винить? Любой, у кого есть глаза, глядя на плохо выполненную покраску, увидит, что она плоха, но для определения плохо сделанного перевода нужен тренированный глаз и для оценки качества перевода необходимо понимание собственно переводческого процесса (и языкового процесса в целом).

Кроме того, существует еще некоторое (к счастью, небольшое) количество клиентов, просто не заботящихся о качестве предоставленной им услуги или о том, вразумителен или нет полученный ими перевод. К сожалению, за то, что считается малоценным, как правило, много не платят.

Финансовый директор Американской ассоциации переводчиков (ATA) Джон Милан пишет: «Когда потребители осознают ценность, они [клиенты] скорее готовы за нее платить. В связи с этим возникает ряд вопросов относительно нашего рынка. Понимают ли потребители суть лингвистических услуг? Насколько ценны такие услуги в их представлении?  […] Все эти переменные оказывают влияние на конечную рыночную стоимость».

6. Экономия/принцип экономии средств: Независимо от того, имеется ли у клиентов необходимость или желание сэкономить средства на лингвистических услугах, нельзя не признать, что все сегодня стремятся приобрести их как можно дешевле. Те из нас, кто занимался внешним размещением переводческих заказов от имени клиента, знают, что чаще всего клиент отдает предпочтение одному подрядчику перед другим по ценовому критерию, особенно в ситуации, когда множество ПЛУ одинаково заявляют о своей высокой квалификации, наличии процесса контроля качества и опыта работы в отрасли.

7. Другие факторы: От электронных торговых площадок и аукционных сайтов, поддерживающих проведение конкурсов по ценовому критерию и недифференцированную глобальную конкуренцию, до ПЛУ, превращающих пост-редактуру машинного перевода в основной вид своей деятельности, и профессиональных переводчиков, готовых снижать расценки до экстремально низкого уровня – имеется целый ряд других факторов, возможно, способствовавших созданию сегодняшней ситуации. Однако они вероятнее всего представляют собой побочные продукты, а не причины такого положения вещей.

ВЕСЬМА РЕАЛЬНЫЙ РИСК

Рост глобальной конкуренции и стагнация расценок вряд ли являются уникальным явлением. Независимым дизайнерам веб-сайтов, оптимизаторам поисковых систем, графическим дизайнерам и представителям целого ряда других профессий в США, Канаде, Австралии и Западной Европе сегодня приходится конкурировать со своими коллегами в Индии, Китае и других странах мира, где стоимость жизни намного ниже – с той разницей, что при этом не обязательно страдает качество продукта/услуги. И возможно именно в этом заключается отличие происходящего в нашей отрасли от того, что происходит в других отраслях: риск, возникающий собственно для самого перевода как формы искусства и как продукта/услуги.     

Некоторые говорят об «уберизации» или «уберификации» переводческой отрасли или винят технологии (а именно, машинный перевод) в снижении стоимости перевода, другие указывают на бизнес-модель (т.е. модель бизнеса/конкуренции) в качестве причины ухода лучших переводчиков и создания системы, при которой «хорошие переводчики вытесняются плохими». Похоже, что какую бы теорию мы ни рассматривали, результат оказывается тем же: существует риск снижения количества квалифицированных переводчиков (и качества перевода) в будущем. Как поясняет Луиджи Музии, «беспрецедентный рост спроса на переводческие услуги в сочетании с действием закона Грешэма (т.е. вытеснением хороших переводчиков плохими) неотвратимо приведет к хроническому дефициту квалифицированных профессиональных лингвистов. Разрыв между верхним и нижним сектором рынка переводческого труда продолжает расти и этот процесс неизбежно продолжится».

В период с 2006 по 2012 гг. компания Common Sense Advisory проводила регулярные опросы ПЛУ для определения индекса предпринимательской уверенности. В этот период, похоже, был отмечен рост количества ПЛУ, заявлявших о трудностях в поиске достаточно квалифицированных языковых специалистов, отвечающих их требованиям. Поскольку количество переводчиков меняется в зависимости от рассматриваемой пары языков, такой дефицит может быть еще не очень заметен во всех сегментах отрасли, но наличие такой тенденции достаточно очевидно, чтобы вызывать озабоченность среди растущего числа профессионалов (переводчиков, ПЛУ, деловых аналитиков и т.п.). И все задаются одним и тем же вопросом: можно ли что-либо предпринять для того, чтобы в корне изменить такое положение вещей?

ИМЕЮТСЯ ЛИ КАКИЕ-НИБУДЬ «РЕШЕНИЯ»?

Что касается решений, в последние годы обсуждаются два их типа: решения на микроуровне (т.е. индивидуальные меры, которые могут помочь отдельным переводчикам сохранять свои расценки или получать больше работы) и решения на макроуровне (т.е. крупномасштабные меры, рассчитанные на долгосрочную перспективу, которые могут помочь всей отрасли).

К микро-решениям обычно относятся:

  • Дифференциация (умение, опыт, производительность, дипломы и т.п.)
  • Специализация (язык, предметная область, рынок, подвид перевода, например, творческое переложение)
  • Диверсификация (количество предлагаемых языков или услуг и т.п.)
  • Презентация (маркетинговая деятельность, деловая практика и т.п.)
  • Работа по повышению осведомленности клиента

В общем, решения на микроуровне, обычно помогают тем, кто их осуществляет, хотя вероятно можно считать, что все, что может быть сделано одним провайдером для повышения собственного профессионального статуса и осведомленности клиентов, служит также интересам всей отрасли в целом, хоть и в меньше степени.

Что касается макро-решений, они несколько выходят за рамки возможностей отдельных переводчиков, но здесь могут помочь профессиональные ассоциации (и государственные органы)!

Широкомасштабная кампания по повышению осведомленности клиентов: Широкомасштабная кампания по повышению осведомленности клиентов, вероятно, является главным фактором, стимулирующим перемены; мерой, которая может изменить представление потребителей и привести к переоценке профессии в глазах общества. Как сказал Финансовый директор Американской ассоциации переводчиков (ATA) Джон Милан, «вместе мы можем повысить осведомленность общества и добиться того, чтобы потребители ценили нас как бриллианты, а не как воду».

Большинство профессиональных ассоциаций в разных странах мира уже публикуют информационные материалы для клиентов, такие как «Перевод, добиваемся успеха: Руководство по привлечению переводческих услуг». Другие инициативы, направленные на повышение осведомленности относительно перевода, например, Программа информационно просветительской работе в школах Американской ассоциации переводчиков (ATA), также полезны, поскольку помогают готовить следующее поколение клиентов. Однако некоторые считают, что работа по повышению осведомленности клиентов могла бы быть более «активной». Иными словами, профессиональным ассоциациям не следует ждать, пока клиенты обратятся к ним за информацией, но доносить эти сведения до каждого, организуя массовые информационно-просветительские кампании (например, реклама, статьи и рубрики в общих средствах массовой информации). Комитет АТА по общественным связям ведет очень активную работу в этом направлении, среди прочего, публикуя статьи своей Группы авторов в торговых и деловых изданиях свыше 85 наименований.

Иногда также говорят, что четко выраженная позиция профессиональных ассоциаций по таким вопросам как машинный перевод и пост-редактура машинного перевода могла бы значительно повлиять на изменение представлений потребителей. В связи с этим многие приветствуют первое мероприятие - День защиты интересов - проведенное АТА в октябре прошлого года в Вашингтоне. В ходе этого мероприятия 50 письменных и устных переводчиков обратились к Конгрессу США по вопросам, важным для нашей отрасли, включая машинный перевод и используемый государственными органами принцип привлечения переводческих услуг по «наименьшей технически возможной цене». Однако успеху широкой кампании просвещения клиентов препятствует одно важнейшее обстоятельство, по крайней мере, в США.

Обучение иностранным языкам: Я твердо убежден, что для того, чтобы начать ценить некоторые вещи, необходим определенный личный опыт обращения с ними. Например, владелец маленькой компании может решить, что подготовить налоговый отчет не составляет большого труда (и не высоко ценит услуги своего дипломированного бухгалтера) до тех пор, пока не возьмётся за это сам. Тогда он начинает понимать, насколько сложен этот процесс и как много он требует времени, не говоря уже об уровне профессионального опыта!

Точно так же, люди, не знающие иностранных языков, могут услышать и «понять», что перевод – это сложный процесс, требующий определенного набора умений и навыков, и что знание двух языков еще не означает, что ты переводчик, точно также как наличие двух рук не делает тебя концертирующим пианистом. Однако если они сами не изучали иностранного языка (или в случае естественно двуязычных людей, не изучали своего второго языка по всей форме или не пробовали свои силы в переводе), то вряд ли по-настоящему смогут понять, какой большой работы и опыта требует перевод или оценить его по истинной стоимости.

По данным Бюро переписей США, огромное большинство американцев (около 80%) остаются одноязычными, и только 10% населения США говорят еще на одном языке18. В своем отчете за 2017 год о состоянии обучения иностранным языкам в США, Комиссия по языковому образованию заключила, что США отстают от большинства стран в деле обучения и знания иностранных языков. Комиссия предложила государственную стратегию повышения доступности языкового образования и указала на необходимость признания такого образования «настоятельной государственной потребностью».

Можно с уверенностью утверждать, что до тех пор, пока языковое образование не улучшится и большинство клиентов не пройдут обучение второму языку, огромное большинство американцев будут по-прежнему недооценивать переводческий труд, и широкая просветительская кампания не даст желаемого результата. Все это оставляет нам один вариант решения сложной проблемы стагнации расценок, обусловленной развитием технологии и глобализации.

Нормативное регулирование отрасли: В большинстве стран врачам необходимо иметь медицинский диплом, пройти аттестацию и получить лицензию на право вести медицинскую практику. Это же относится к стоматологам, медсестрам, юристам, слесарям, электрикам и множеству других профессий. В этих областях обязательное обучение, практика и/или сертификация/лицензирование обусловливают соответствие основным стандартам и определяют меру профессионализма, который клиенты научились ценить и уважать – уровень профессиональной квалификации, высоко ценимый всеми клиентами.

Говорим ли мы о регулировании вхождения в профессию или вступления в профессиональные ассоциации, или предложения услуг через электронные торговые площадки, не вызывает сомнения тот факт, что общеотраслевое регулирование в огромной мере способствовало бы снижению дикой, недифференцированной конкуренции и повышению уверенности клиентов в том, что они получают услуги максимально высокого качества. Тем, кто считает нормативное регулирование практически нереализуемым, полезно было бы напомнить, что врачам не всегда требовалось проходить обучение, получать сертификаты и лицензии для того, чтобы практиковать на территории США. Однако сегодня 85% врачей США имеют сертификаты уполномоченной медицинской коллегии, и можно с уверенностью считать, что американские врачи имеют медицинские дипломы и разрешения заниматься медицинской практикой. И общество не желает, чтобы это было как-либо иначе! Так ли невероятно ожидать, что те же люди, которые никому не позволят провести хирургическую операцию на себе, кроме квалифицированного хирурга, не позволят перевести инструкцию по эксплуатации ядерного реактора никому, кроме квалифицированного переводчика?

ИТАК, ЧТО ЖДЕТ НЕЗАВИСИМЫХ ПЕРЕВОДЧИКОВ В БУДУЩЕМ?

В общем, большинство экспертов сходится в том, что спрос на переводческие услуги будет и далее расти, что применение технологий будут постоянно расширяться, и отрасль переводческих услуг станет еще более сегментированной. По словам Луиджи Музии, в ближайшем будущем переводческая отрасль останется высоко сегментированной, причем растущие объемы сосредоточатся в руках нескольких поставщиков многоязычных услуг, нанимающих переводчиков из нижнего слоя ресурсного рынка с тем, чтобы обеспечить собственную ценовую конкурентоспособность. Такая отраслевая организация скоро превысит половину общего объема рынка. Другую его часть составят крохотные фирмы-бутики со своим множеством технически грамотных переводчиков, пользующихся самыми современными инструментальными средствами перевода. Наиболее распространенной будет «франко-экономическая» модель, при которой базовые услуги предоставляются бесплатно, а более высокие или особые требования выполняются за специальную плату. Будущее принадлежит политике отказа от посредничества и развития сотрудничества. […] В выигрыше останутся те переводчики, которые сумеют сочетать свои специальные лингвистические умения с увеличением собственной производительности за счет использования передовой технологии.

Будущее независимых переводчиков может, однако, оказаться несколько менее определенным. Действительно, многие доказывают, что даже при наличии строгой специализации, высочайшего уровня переводческого профессионализма и соответствующих рыночных преимуществ шансы независимых переводчиков на достижение финансового успеха в долгосрочной перспективе могут оказаться невысокими. Это объясняется отсутствием правового регулирования отрасли и массового языкового образования/владения иностранными языками (т.е. двух факторов поддержки дикой недифференцированной конкуренции), что все-таки не означает полного отсутствия надежды.

По крайней мере, такой вывод подсказывает мне история производства ванили. Выращивание и обработка ванильных бобов – сложный процесс, требующий огромных затрат времени и труда, в силу чего в течение 150 лет ваниль считалась премиальным товаром, и производители ванили получали приличный доход. Когда в 1950-х годах в широкое употребление вошел ванилин (т.е. синтетический продукт с запахом ванили), большинство производителей пищевых продуктов перешли на менее дорогостоящий заменитель. Всего через пару десятков лет многие производители натуральной ванили разорились, а те, кто остались, едва сводили концы с концами, вынужденно снижая цены или упрощая процесс производства (с ухудшением качества) для интенсификации сбыта. В этот период прибыль получали только торговые брокеры по продаже ванили. Однако в начале 21 века под влиянием диетологического воспитания и растущего потребительского спроса на полностью натуральные продукты ситуация начала меняться. К 2015 году ванилин потерял популярность, и натуральная ваниль стала снова пользоваться высоким спросом. Однако к этому времени практически не осталось производителей натуральной ванили, а изменения климата оказывало значительное влияние на процесс ее выращивания, что привело к серьезному сокращению рыночного предложения. Сегодня ванильные бобы продаются в 30-50 раз дороже, чем в эпоху натуральной ванили.

Для тех, кто, возможно, не увидел аналогии, поясню, что профессиональные (независимые) переводчики играют ту же роль в переводческой отрасли, что и производители натуральной ванили в пищевой промышленности. Те, кто переживут стагнацию расценок, обусловленную развитием технологии и глобализации, в конце концов (если удастся ограничить действие сегодняшних факторов) могут стать свидетелями возрождения. А пока мы можем только продолжать делать то, что делаем всегда (предоставлять качественные услуги, просвещать клиентов, бороться за повышение качества и распространение языкового обучения в США и поддерживать инициативы наших профессиональных ассоциаций по улучшению сложившейся ситуации). И конструктивно обсуждать эту ситуацию вместо того, чтобы делать вид, что ее не существует или что с ней ничего нельзя поделать. Если вы читаете эту статью, ситуация уже начала меняться!

Оригинальная статья - http://www.atanet.org/chronicle-online/featured/is-there-a-future-in-freelance-translation-lets-talk-about-it/#sthash.WyoygMUg.dpbs